«Разница колоссальная». Поговорили с белорусами, которые переехали в Германию

26.01.2021 12:09

«Разница колоссальная». Поговорили с белорусами, которые переехали в Германию

Говорят, не стоит путать туризм с эмиграцией. Но что кроется за этой фразой и с какими сложностями сталкиваются белорусы, решившие переехать в другую страну? Об этом, а также о том, как интегрироваться в европейское общество, мы поговорили с теми, кто уже много лет живет в Германии. О своем опыте рассказали программист, преподаватель начальной школы и дирижер.

«Если в новой стране не сложится, всегда можно вернуться домой»

  • Павел ДробушевичBackend-разработчик. Переехал в Германию в 2017 году. Сейчас живет в столице Баварии — Мюнхене.

— Я не планировал менять место жительства, скорее, хотел попробовать поработать в другой стране. Прошел несколько собеседований, получил хорошее предложение — и стал собирать документы. Я переезжал один, поэтому сбор документов занял всего пару недель. Потом я подал их в посольство, и уже через день или два забирал оттуда паспорт.

Почему Германия? Причин несколько. Во-первых, в Германии действует специальная программа для профессионалов из сферы IT — Blue Card (Голубая карта. — Прим.TUT.BY). Это самый легкий путь переезда за границу: нужно лишь подходящее образование и предложение от местного работодателя — с зарплатой не ниже минимальной. После этого тебе выдают краткосрочную визу, а по приезду в страну — вид на жительство. У Blue Card есть и другое преимущество в сравнении, например, с рабочиими визами в Великобритании и США: спустя два года вид на жительство уже перестает зависеть от конкретного работодателя. Вы можете спокойно расторгнуть договор с ним, никого об этом не уведомляя, перейти в другую компанию или начать работать на себя.

Еще один фактор, который сыграл в пользу Германии: если в других странах предложения в основном ограничивались столицами, здесь был выбор — Берлин, Мюнхен, Гамбург, Франкфурт. По моим наблюдениям, именно в Германии самый широкий рынок вакансий в IT.

Я выбрал Мюнхен. Сначала приехал сюда как турист — познакомиться с будущими коллегами, посмотреть город. Это был ноябрь. В Мюнхене тогда было +15ºС, светило солнышко, а какой ноябрь в Беларуси — вы и сами знаете. (Улыбается.) Так я и решился на переезд. К слову, обычно в этом регионе погода не слишком отличается от белорусской, просто мне тогда повезло.

Мюнхен. Фото из личного архива героя

Самое сложное в Мюнхене — найти себе жилье. Здесь преимущественно малоэтажная застройка, никаких вам аналогов нашей Каменной горки. А все потому, что в Мюнхене с 2004 года запрещено строить здания выше, чем самая высокая церковь города — Frauenkirche. Получается, что арендаторов тут гораздо больше, чем квартир и комнат. Из-за чего арендодатели устраивают самый настоящий конкурс. В определенный день ты приходишь по адресу с кипой бумаг, в числе которых — своеобразное резюме, где нужно описать, почему ты такой клевый и должен получить эту квартиру. Очередь на эти «смотрины» может достигать нескольких сотен человек. И если ты приезжий, то шансов мало. Для арендодателя даже местный студент с родителями-поручителями куда надежнее, чем программист с хорошей зарплатой, но из Беларуси. К счастью, мне удалось найти жилье, но с тех пор я стараюсь не задумываться о поиске нового.

Мюнхен — это баланс активности и спокойствия. По размерам он очень похож на Минск, но более умиротворенный, что ли. Даже в метро в час пик здесь можно сесть, хотя у нас хорошо, если вообще зайдешь в вагон. А еще отсюда видны горы — и это невероятно красиво. До переезда в Мюнхен я ни разу не бывал в горах, а здесь познакомился с ребятами-альпинистами — и впервые выбрался. Это была любовь с первого подъема. Наверное, если я решусь вновь куда-то переехать, буду искать город неподалеку от гор. Еще здесь хорошее географическое положение. Отсюда рукой подать до Австрии, Италии, Чехии, Словакии, Швейцарии, Франции. Можно каждые выходные проводить за границей.

Фото из личного архива героя

За несколько лет жизни здесь я уже успел обрасти местными контактами и адаптироваться к немецкой реальности. Но есть вещи, к которым сложно привыкнуть. Например, долгосрочное планирование. Все контракты — не только рабочие, но и на предоставление услуг (интернет, абонементы в спортзал) — заключаются сразу на несколько лет вперед, без возможности досрочно расторгнуть их. Для немцев это нормально, для меня — очень странно. К слову, половина немцев предпочитает жить на съемном жилье. В Беларуси такой вариант считается ненадежным, ведь завтра может приехать троюродный племянник хозяйки — и тебе придется выселяться. А здесь ты заключаешь долгосрочный контракт с взаимными обязательствами — и беспокоиться не о чем.

Другая проблема — знание языка. Я учу немецкий (сейчас знаю его на уровне В1), разговариваю с местными, но все еще чувствую себя не слишком комфортно. Есть темы, которые хорошо изучены, а есть лексика, которая в повседневной жизни используется редко и может поставить тебя в тупик. Например, пришел к тебе сантехник, а ты не знаешь, как будет «втулка» по-немецки. (Улыбается.) Или вдруг нужно пообщаться с местными чиновниками. Они наверняка знают английский, ведь он входит в обязательную школьную программу, но в бюрократической немецкой системе есть правило: если человек начинает объяснять тебе что-то по-английски, значит, он берет на себя ответственность за перевод. Поэтому чиновники чаще всего говорят по-немецки даже с иностранцами, плохо знающими язык. Конечно, в Мюнхене есть достаточно большое комьюнити экспатов, в том числе и белорусов, с которыми можно говорить на родном языке. Да и в целом, с теми, кто переехал, проще наладить контакт: у вас есть общие «болевые точки».

Фото из личного архива героя

В последний год я все чаще задумываюсь о том, чтобы попробовать жить в другой стране или другой части Германии. Благо, во время пандемии мы научились эффективно работать удаленно — и теперь это более реально, даже если вы не хотите менять работу. Но пока откладываю. Как мне кажется, перед тем, как переезжать, стоит изучить местность, пожить там пару недель и подумать, подходит ли она тебе.

Если вы хотите переехать, но не решаетесь — просто перестаньте думать о переезде как о чем-то постоянном. Многие мои знакомые пожили в Германии и поняли — не то. И это нормально. Переезд — это не на всю жизнь, это лишь возможность, которую не стоит упускать. Если у вас в новой стране не сложится, вы всегда сможете вернуться домой.

«Наши представления о немцах — стереотипы»

  • Имя Светлана Гентер-МайлычкоПреподаватель начальных классов. Переехала в Германию в 2015 году. Живет в коммуне Фендерсхайм, неподалеку от Майнца, столицы региона Рейнланд-Пфальц.

— Я приехала в Германию, потому что мой муж — немец. До встречи с ним мыслей о переезде у меня не возникало. Незадолго до отъезда я как раз купила себе в Минске квартиру, начала делать там ремонт. Но когда мы с супругом поняли, что хотим быть вместе, я решила переехать к нему.

Пока собирала документы для переезда, пришла к выводу, что Германия и Беларусь — самые бюрократические страны мира. (Смеется.) Вот пример из жизни. В Германии есть два паспорта: внутренний и для путешествий. А у белорусов — один. Когда пришло время подаваться на регистрацию брака, я выслала копию моего паспорта, а нам говорят: «Ну хорошо, это внутренний паспорт, а где второй?» Муж объясняет: «А второго у белорусов нет». «С одним паспортом мы не можем зарегистрировать ваш брак», — ответили нам. Чтобы доказать, что у белорусов только один паспорт, пришлось писать послу Беларуси в Германии, чтобы он прислал официальную бумагу, подтверждающую мои слова, представляете? И вот так — со многими документами. Вся эта бумажная история заняла около трех месяцев.

Кроме того, к моменту заключения брака мне уже нужно было знать немецкий на уровне А1: этого требует местное законодательство. Поэтому я приехала в Германию заранее — по шенгенской визе, записалась на языковые курсы и стала активно изучать немецкий. Лишь после этого мы с мужем смогли расписаться и я оформила документы на переезд.

Первое время многое казалось непривычным. К примеру, здесь, если водитель видит, что ты собираешься переходить дорогу, обязательно пропустит — даже если на светофоре горит красный. Но я все опасалась, что машина наедет на меня. Еще переживала, что практически не знаю язык. Вдруг сосед что-то спросит, а я не пойму, не смогу ответить? Наверное, это смешно, но я очень боялась показаться глупой. Со временем я ко всему привыкла — и страхи ушли.

Фендерсхайм. Фото из личного архива героини

Я уже хорошо говорю по-немецки — сказалась и постоянная практика, и языковые курсы для иностранцев в Майнце, которые я посещала по приезду. По опыту могу сказать: даже если учить язык заранее, в Германии его придется переучивать. Потому как он довольно сложный, и многие нюансы можно узнать, только находясь внутри языковой среды и общаясь с местными.

Сейчас я работаю преподавателем в начальной школе. Здесь есть такое понятие, как «проект-часы» — это что-то вроде креативных занятий во внеурочное время. Я режиссер по первому образованию, поэтому решила заниматься с детьми театральным искусством. Разница между белорусскими и немецкими школами, конечно, колоссальная. Здесь есть свобода, которой нет у нас. Например, я могу разрабатывать собственную программу занятий — и никто не будет стоять надо мной с указкой. Да и к детям подход другой. В Германии не так, как у нас, зациклены на отметках. Каждый ребенок в классе обучается по индивидуальной программе. Здесь вполне нормально, что у всех — свои домашние задания и свой темп. В Беларуси же если класс закончил какую-то тему — идем дальше, не важно, всем все понятно или нет.

Возможно, в крупном городе интегрироваться сложнее. Но мы с мужем живем в небольшой винодельческой коммуне — Фендерсхайм. В этой типичной немецкой деревне всего семь сотен жителей, зато есть шесть ресторанов и несколько гостиниц. Правда, ни одного продуктового магазина, но это вряд ли можно назвать проблемой: много торговых точек есть в соседних местечках, и у всех жителей нашей деревни есть авто. А при необходимости провизию можно заказать и с доставкой на дом.

Фендерсхайм. Фото из личного архива героини

Как типичный житель мегаполиса, я боялась переезжать в деревню. Думала, смогу ли адаптироваться, привыкнуть к размеренной жизни? Оказалось, смогу. К тому же жизнь в Фендерсхайме не такая уж и размеренная: тут масса активностей, в которых можно себя занять. Я, например, пою в местном хоре. А еще у нас постоянно (не считая карантинных будней) проходят различные праздники. Зимой это праздники глинтвейна, летом — пляжные вечеринки и фестивали вина. Когда пандемия закончится, обязательно заезжайте к нам.

Бывают моменты, когда мне становится тесно здесь. Тогда я еду в соседний Майнц или другой город неподалеку, гуляю там целый день, встречаюсь с друзьями, в том числе и с белорусами.

В Майнце, кстати, есть костел с витражами авторства Марка Шагала. Это очень интересная история. После войны город был сильно разрушен. Многие здания, в том числе и церковь Святого Стефана, нуждались в восстановлении. Местный ксендз был поклонником творчества Шагала и очень хотел, чтобы тот помог восстановить церковь. Но после того, что происходило в военные годы, Шагал категорически не хотел ступать на немецкую землю. В результате долгих переговоров он все же согласился расписать витражи, но делал это удаленно — в Майнц он так ни разу и не приехал. Эти девять витражей — его последние работы, вскоре художник ушел из жизни. А ксендз до сих пор жив и по-прежнему ведет службы в этом костеле.

Церковь Святого Стефана, витражи авторства Марка Шагала. Фото из личного архива героини

За шесть лет, что я прожила в Германии, я поняла, что наши представления о немцах — в основном стереотипы. Например, многие считают, что немцы закрытые, неэмоциональные, максимально консервативные. Но на самом деле они очень доброжелательные, открытые, желающие помогать. Просто, чтобы это увидеть, нужно здесь жить, вливаться в местное общество.

Сейчас у меня постоянный вид на жительство. Вскоре я буду подавать документы на немецкое гражданство, ведь переезжать мы с мужем не планируем. Для этого мне придется отказаться от белорусского паспорта, и, честно признаюсь, это решение дается мне нелегко, хотя в Германии мне очень комфортно. Все-таки родина — это не просто слова.

Мне кажется, чтобы переехать сюда навсегда, нужно принять факт, что в Германии не получится жить по-белорусски. Я знаю людей, которые переезжали за какими-то благами, но не хотели меняться — и чувствовали себя в итоге несчастными. Да, белорусы и немцы похожи, но вместе с тем — очень разные. Тут, например, нет круглосуточных магазинов, к которым мы привыкли, нужно тщательно следить за сортировкой бытовых отходов: для каждого типа — свой контейнер, и если вы что-то перепутаете, можно получить штраф. Так что если вы хотите перебраться в Германию, будьте готовы начать свою жизнь с чистого листа.

«Здесь я чувствую себя свободным»

  • Имя Виталий АлексеенокДирижер и художественный руководитель оркестра Мюнхенского университета. Переехал в Германию в 2016 году. Сейчас живет на два города — Веймар и Мюнхен.

— К сожалению, в Беларуси для классического музыканта, а тем более — дирижера, вариантов трудоустройства и возможностей для развития немного: оркестры есть только в Минске и еще паре областных городов. Кроме того, в родной стране я не чувствовал себя свободным. Поэтому, окончив музыкальный колледж, решил попробовать себя за границей. В 2011 году я переехал из Беларуси в Санкт-Петербург, чтобы учиться в консерватории, а уже потом перебрался в Германию.

Германия — страна с высоким культурным уровнем, здесь фактически и зародилась классическая музыка: большинство известных всему миру композиторов — Моцарт, Гайдн, Бетховен — немцы или австрийцы. И до сих пор классика играет здесь важную роль, она востребована даже в маленьких городах. Меня манили эти вековые культурные традиции.

А вот немецкий язык, напротив, пугал. (Улыбается.) Как и многим, мне казалось, что немецкий очень грубый, жесткий и тяжелый для изучения. Но любопытство победило. В Петербурге я начал учить немецкий онлайн. Через два года — к моменту переезда в Германию — уже мог свободно говорить на нем.

Начать жизнь в другой стране решил с учебы. Это отличный способ освоиться на новом месте, найти контакты в профессиональной сфере, получше узнать, как здесь все работает. Выбор пал на Высшую школу музыки в Веймаре.

Интересный факт: в Германии школьники учатся 13 лет, а не 11, как мы. Из-за этого наш аттестат о базовом образовании там не действителен. При поступлении нужно предоставить дополнительные документы, подтверждающие, что вы проучились 13 лет. Где вы доучивались недостающие два года — не так уж и важно, главное, чтобы совпадали сроки. Например, я отправлял подтверждения того, что учился в музыкальном колледже в Минске и в Санкт-Петербургской консерватории.

За полгода до вступительных испытаний нужно было подать документы. Потом — экзамены. У меня их было семь. Как выяснилось позже, на мою специальность конкурс был 60 человек на место. Думаю, если бы я знал об этом сразу, запаниковал и не поехал бы. (Смеется.) Но я не знал — и поступил.

Фото из личного архива героя

Экзамены были весной, учеба начиналась осенью. За эти несколько месяцев перерыва нужно было собрать новую партию документов — уже для переезда. Это было сложно. Почти все время я занимался только документами. Найти деньги (около восьми тысяч евро на год, как того требует немецкое законодательство), перевести справки и дипломы, сдать немецкий язык, пройти консульское собеседование, написать мотивационное письмо, открыть счет в немецком банке… К счастью, все получилось.

В Веймаре сразу обратил внимание на невероятной красоты архитектуру и на то, что люди друг другу улыбаются. А еще с первого дня стало понятно, что русский язык тут никому не нужен. Скажем, в Берлине можно жить много лет, говоря только по-русски: там большие русскоязычные комьюнити. Но в менее крупных городах, как Веймар, с этим сложно.Ты не можешь говорить на родном языке, не можешь шутить цитатами из советских фильмов: никто тебя не поймет. Из-за этого я долгое время чувствовал себя чужим, но зато быстрее интегрировался в местное общество.

Мюнхенский университет. Фото из личного архива героя

Общаясь с немцами, я понял, что разница наших менталитетов колоссальна. Все говорят про немецкую педантичность, но я бы сказал, что это рациональность, такой аналитический склад мышления. Эта аналитичность очень отличает их от нас: славяне более спонтанные и склонны импровизировать. Меня до сих пор удивляет, что немцы планируют далеко наперед. Они знают, что у них будет через три месяца, полгода, год. И это страшно, потому что это не совсем про свободу воли. С другой стороны, это позволяет подготовиться к каким-то важным событиям заранее.

Вместе с тем, с каждым годом я вижу все больше параллелей. И белорусы, и немцы очень трудолюбивы, ценят свою землю, любят порядок — вспомните хотя бы, как наши соотечественники снимают обувь, прежде чем стать на скамейку. (Улыбается.) Возможно, наши люди «теплее», чем немцы, но все же мы не так сильно отличаемся, как может показаться на первый взгляд.

Кстати, недавно я узнал, что Бавария — регион, в котором я живу — на самом деле тесно связана с Беларусью. В середине 40-х здесь жило очень много белорусов, они даже создали тут собственную гимназию. А одна из самых красивых улиц Мюнхена — Ludwigstraße — напоминает мне перекресток рядом с ГУМом. Когда прохожу там, все время вспоминаю, как гулял по Минску. Что интересно, эту улицу построили такой широкой, чтобы люди удивлялись ее масштабу. И ведь наш проспект Независимости построен после войны с таким же посылом.

Мюнхен, место напоминает герою улицу Октябрьскую в Минске. Фото из личного архива героя

В Германии я наконец чувствую себя свободным и ощущаю уважение людей друг к другу. Особенно это стало заметно в период пандемии: государство заботится о людях, люди заботятся друг о друге.

Когда я уезжал из Беларуси, я не чувствовал какой-то особой связи с родиной, но в последние годы (особенно в силу недавних событий) это изменилось. Поэтому в перспективе я хотел бы жить на две страны — Германия и Беларусь, чтобы и не терять связи с домом, и сохранить все, что я нашел здесь.

Белорусы могут легко интегрироваться в европейское общество. За последний год я познакомился с массой соотечественников в Германии и увидел, что большинство из них хорошо адаптировалось в чужой стране. Они открыты, образованы, знают языки. Мне кажется, это говорит о том, что белорусы — истинно европейская нация.

Если вы задумываетесь о переезде в Германию, но не решаетесь, подумайте, чего вы хотите? Что вас вдохновляет? Для меня это была музыка. Кто-то любит футбол, кто-то — науку. Германия — передовая страна, здесь есть все, нужно лишь найти то, что будет мотивировать вас.

Источник

© «Алтай Экстрим» 2008-2019

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

© «Алтай Экстрим» 2008-2020

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Карта сайта | Контактные данные