«В отпуск с Олей Хижинковой». Исследуем банный комплекс XVI века и уникальную усадьбу Игнатичи

07.05.2021 09:48

«В отпуск с Олей Хижинковой». Исследуем банный комплекс XVI века и уникальную усадьбу Игнатичи

Несмотря на причуды погоды, сезон долгожданного тепла и отпусков приближается. Многие из них наверняка пройдут в Беларуси — чья-то мечта о каникулах в Европе не совпадет с коронавирусными ограничениями, а у кого-то после сложного года не осталось сил, средств и желания планировать перелеты. Для тех, кто остается в Беларуси, но мечтает о комфорте и качественном сервисе, мы запускаем наш новый проект, в котором Ольга Хижинкова будет исследовать мир отечественных мест загородного отдыха.

Кстати, если вы хотите, чтобы Ольга приехала к вам (не в гости, а протестировать место отдыха и написать о нем честный обзор), пишите в редакцию по адресу lina@tutby.com
Мы обязательно ознакомимся с вашей заявкой, так как уверены: в Беларуси гораздо больше классных мест, чем кажется на первый взгляд.

— Главное, к чему должен быть готов каждый, отправляясь в банный комплекс «Игнатичи» за легким паром, так это к тому, что, возможно, вы получите не только желаемое, но и кожей прочувствуете отсылку к прошлому.

Отсылку к той утерянной Беларуси, отголоски которой все еще кое-где слышны, несмотря на все усилия заглушить их социалистической идеей, катком проехавшей по буржуазному наследию. Отголоски той Беларуси, о которой мы так мало знаем по причине того, что носители той культуры были уничтожены как класс. А вместе с ними медленно и мучительно умирает архитектурное наследие, которое планировалось сделать общим достоянием.

Когда на навигатор подсказывает, что до конечной точки маршрута остается каких-то 200 метров, в моей душе зарождается сомнение: а туда ли мы приехали?

Типичные сельские застройки с одной стороны и заросли кустарника с другой, песчаная дорога с ухабами отнюдь не наводят на мысль о непосредственной близости к многообещающему месту досуга. И только вплотную упершись в металлические ворота, за которыми виднеется массивная стена внушительного сооружения, все сомнения исчезают: приехали по маршруту. У ворот нас встречает хозяин усадьбы Олег Петрович, так что свое путешествие мы начинаем с ознакомительной экскурсии.

Дом для проживания
Баня

Первое, что бросается в глаза — фасад здания с полуразрушенными барельефами, в котором угадываются черты некогда сдержанного по своей архитектуре, но не лишенного очарования фольварка. Это усадьба шляхтичей Ельских.

Олег Петрович рассказывает, что впервые обнаружил это здание более 20 лет назад совершенно случайно. Тогда он искал техническое помещение недалеко от Минска, и на бумаге объект полностью соответствовал необходимым запросам: высота потолков, толщина стен.

Оставалось только расширить дверной проем, другими словами, снести одну треть всего фасада. Когда же приехал на объект и увидел его собственными глазами, ахнул: «Это же самый настоящий памятник архитектуры».

Действительно, оказалось, что усадьбу забыли внести в общий перечень культурно-исторического наследия Беларуси, из-за чего помещение было выставлено на продажу как заброшенное здание бывшей школы. Превратить дворец в мастерскую Олег Петрович в итоге не позволил. Выкупил здание, после чего ему наконец был присвоен статус памятника архитектуры конца 19 — начала 20 века.

Реконструкция — дело непростое и недешевое, а потом небыстрое. Все работы по восстановлению строго согласовываются, а иногда непредвиденные казусы происходят на ровном месте.

Например, в одну из зим прекрасно сохранившийся, снятый и аккуратно уложенный дубовый паркет, который планировали полностью восстановить, местный сторож идентифицировал как отличную растопку для печи. Там же нашли свой упокой дубовые балясины с лестницы.

— От подобных вещей порой опускаются руки, — признается Олег Петрович. — Но идея довести всё до логического завершения меня не отпускает. Такое ощущение, что не я нашел это здание, а оно выбрало меня. Вот вам реальный случай. На одном из интернет-аукционов, куда я заглянул, в качестве лота была выставлена фотография 1907 года, где Вильгельм Ельский собственной персоной охотно позирует на фоне усадьбы в местечке Игнатичи. Сейчас это фото хранится у меня дома. Ну, разве бывают такие совпадения?

Та самая фотография
Олег Петрович

История усадьбы «Игнатичи» настолько изобилует событиями, что требует отдельного подробного повествования. Первые упоминания о ней относятся к 17 веку. За свою жизнь она сменила несколько владельцев и находилась даже во владении Радзивиллов.

Последним хозяином усадьбы был селекционер Вильгельм Ельский, о питомниках которого было хорошо известно далеко за пределами Беларуси. Большинство по сей день растущих вокруг усадьбы деревьев были посажены им самим. Сегодня многие деревья находятся в аварийном состоянии, что не удивительно, учитывая их возраст.

Кроме питомника, который насчитывал около 500 сортов роз, здесь был разбит огромный парк из лиственных деревьев, саженцы которых были привезены с разных концов света. Конечно, бОльшая часть этого парка утрачена: что-то хозяйственные местные жители привычно пустили на дрова, что-то вырубили, расчищая территорию под строительство. Но кое-что все-таки выжило.

Вековые лиственницы, липы и березы машут нам своими утратившими былую гибкость замшелыми ветками, покрывая усадьбу угловатым живым кружевом. А ветер, гуляя в их косматых кронах, словно рассказывает о людях и событиях, свидетелями которых им приходилось быть в течение своей долгой и не всегда веселой жизни.

Раскулаченный в 1917 году Вильгельм Ельский пытался вести переговоры с советскими властями, чтобы спасти художественную коллекцию, которая находилась в имении. Он предлагал создать художественную галерею, в которую планировал передать все художественные ценности. Картины у него приняли по описи, уплатив всего рубль за полотно. Но на фоне революционного хаоса галерея создана так и не была. В итоге картины разлетелись по миру: некоторые из них всплыли в польских и русских частных коллекциях, некоторые утеряны. Шляхтич Вильгельм Ельский умер в изгнании в 1919 году на территории Польши.

После революции в здании располагался сельсовет. В годы Великой Отечественной войны — комендатура, а с 70-х годов — детский дом и школа для детей-сирот. Благодаря изощренным представлениям о красоте советского человека, щедро покрывшего краской все деревянные поверхности от паркета до оконных рам, подоконников и дверей, благородный дуб отлично сохранил свою фактуру и цвет.

Правда, эта же старательная рука заодно сбила всю лепнину и мозаику, когда-то украшавшую потолок… Видимо, для удобства в процессе побелки. Кстати, частыми гостями усадьбы бывают воспитанники того самого дома-интерната, которые приезжают взглянуть на место, с которым связаны детские воспоминания.

Здесь переплетено такое количество судеб и событий, что все кажется мистическим… По словам Олега Петровича, дом прогоняет всех, кто пытается его разрушить. У одного строителя во время разборки полуразрушенной стены ни с того ни сего разъехалась стремянка, а некоторые утверждают, что отчетливо слышат шаги на лестнице…

Экскурсия увлекает настолько, что мы забываем, что приехали в банный комплекс. Но раз уж нам анонсировали баню 17 века, я с готовностью начинаю подготовку к телепортации.

Что такое баня по-черному? Это баня без трубы, поэтому дым выходит через раскрытые окна и двери. Топят такую от 6 до 8 часов, так что даже камни на печи раскаляются докрасна. В результате парная становится стерильной: дым «коптит» стены и убивает микробы. Кстати, не только их: как выяснилось, он еще и выкуривает комаров, которых тут должны быть целые полчища, ведь баня стоит прямо на берегу Птичи.

Банный комплекс рассчитан максимум на 12 человек и представляет собой просторную баню, на выходе из которой находится чан с холодной водой (4 градуса). Тут же рядом расположился уютный карпатский чан, подогреваемый в режиме онлайн горящими дровишками. Есть в этом что-то Дантевское… Шучу!

Чан, кстати, был создан на заводе, где отливают колокола, и привезен из Ивано-Франковской области. Также в отдельном помещении есть классическая сауна и бассейн.

Кстати, тут можно не опасаться шумных соседей: с того момента, как вы забронировали какую-то опцию, будь то это баня или ужин, вы становитесь единственными гостями усадьбы и можете быть уверенными в полном уединении.

Гостям предлагают различные виды парения, в зависимости от личных пожеланий и предпочтений: панское парение в различных техниках, а также ароматерапия (разбежка цен на парение от 150 до 55). Даже детей обещают не оставить без внимания. Одних только веников тут 5 видов: береза, дуб, канадский дуб, можжевельник, пихта. Березовые и дубовые заготавливают местные умельцы, пихту и можжевельник привозят из северных регионов, а травяной сбор -- прямиком из горного Алтая.

Перед тем, как начать таинство, мой земляк из Витебщины, банщик Сергей интересуется моим состоянием здоровья и ожиданием от предстоящей процедуры.

— Главное, не молчать, если вдруг почувствуете себя плохо, — говорит он. — Если все делать правильно, то ощущения должны быть исключительно приятными. Ведь для некоторых баня превращается в настоящее соревнование, кто дольше выдержит. Такие челленджи не сулят ничего хорошего для организма, разве что тепловой удар и обезвоживание. Многие также разочарованно вздыхают, узнав, что температура в парной не превышает 60−80 градусов, мол, ниже 100 градусов — это детский сад. Но в процессе как правило готовы забрать свои слова обратно.

Наше парение проходило по следующему сценарию: парная чередовалась с окунанием с головой в чан с холодной водой и непременным чаепитием в карпатском чане. Сказать, что я пришла в тонус — ничего не сказать. И в то же время контрасты были не шоковыми, а очень приятными для головы и тела. Настоящим же открытием стали гигантские качели, на которые ложишься плашмя — во все мои 186 сантиметров, закрываешь глаза и над тобой тут же открывается какой-то космический портал, который уносит тебя так далеко, что на несколько минут ты теряешь связь с реальностью. Никогда в жизни не испытывала ничего подобного.

После таких путешествий во сне и наяву ноги сами несут тебя в гостиную, где на внушительном дубовом столе возле камина ждет ужин. Моя забывчивость (не предупредила заранее о том, что не ем мясо) сыграла со мной плохую шутку. Витоге оказавшиеся на столе мясные деликатесы в виде колбасы из лосятины и гренки с фуа-гра местного производства оказались не у дел, так же, как и фирменная полбяная каша с уткой, томившаяся в печи уж 7 часов!

Повар был раздосадован таким поворотом еще больше, чем я. Ситуацию спасли квашенная капуста, собственный свежеиспеченный хлеб и карп, запеченный с картошкой. А еще прекрасный крем-брюле!

Хочется отметить, что поваром был сам хозяин усадьбы — Олег Петрович. И готовит он не только для каких-то там особенных гостей, а для всех без исключения, кто приезжает в усадьбу. К услугам помощника прибегает только в тех случаях, когда приезжают большие компании, и одному на кухне не справиться. Признается, если бы лет десять назад ему кто-то сказал, что он полюбит готовить — ни за что не поверил бы. Но, вот, случилось.

В меню богатый выбор блюд по оригинальным старинным рецептам, среди которых есть что выбрать и мясоедам, и вегетарианцам (зеленая гречка с вялеными томатами — каково!). Так что не повторяйте моих ошибок, согласовывайте меню заранее — и гарантировано получите вкуснейший ужин. Средний чек — 55 рублей на человека, но хозяин усадьбы отметил, что для тех, кто арендует комплекс, он готовит бесплатно.

Отдельно хотелось бы отметить интерьер зала, который язык не позволяет назвать столовой. Он способен вместить компанию из 14 человек. Кроме упомянутых выше камина и дубового стола, на вас из разных уголков смотрят диковинная утварь, о назначении которой можно только догадываться.

Всё это, включая стул, на котором я сидела, настенные часы, самовар, солидного вида вместительные бутли — раритеты, бывшие когда-то в употреблении и проживающие сегодня свою вторую жизнь.

Принципиальная позиция владельца усадьбы — не декорировать ими помещение, а использовать в привычном обиходе.

Опьяненная легким паром, свежим воздухом и малиновой наливкой (чего уж там), отправляюсь на ночлег.

В распоряжении гостей две комнаты, каждая из которых свободно вмещает двоих взрослых и двоих детей. Комнаты компактные, очень чистые и светлые. А еще удобнейший матрас, на котором можно было бы спать очень долго, если бы не будильник.

Завтрак, главное требование к которому звучало так — «только не лосятина!», был подан ровно к условленным 10 утра. Овсяная каша с курагой способна зарядить бодростью и энергией на весь день до самого вечера. А еще вкусный травяной чай и овсяное печенье собственного производства, которое изначально было сокрыто от гостей как «неудачное»… Стоит ли говорить, что до него предсказуемо не дотягивают даже самые удачные мои кулинарные шедевры.

Прощаясь с усадьбой, желаю Олегу Петровичу не гнаться за массовостью, которая непременно погубит уникальность этого несомненно душевного места.

А сама думаю о том, что однажды мы все-таки мы начнем существовать в той парадигме, где будем стремиться оставить свой след в истории, не разрушив, а создав.

Источник

© «Алтай Экстрим» 2008-2019

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

© «Алтай Экстрим» 2008-2020

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Карта сайта | Контактные данные