Я живу в Ветке. Как «апантаныя» энтузиасты переезжают в отстающий райцентр - и хранят для нас код предков

26.01.2020 13:38

Я живу в Ветке. Как «апантаныя» энтузиасты переезжают в отстающий райцентр - и хранят для нас код предков

В Ветке — 8 тысяч жителей, есть «Евроопт», автовокзал, ресторан «Сож», прошлым летом открылся бассейн. Но совсем нет производств, оттого мужики отсюда уезжают на заработки в соседнюю Россию, а молодежь бежит в большие города. У Ирины Юдиной все наоборот: три года назад она перебралась сюда из перспективного Минска, чтобы жить и работать. На вопрос знакомых и друзей зачем — лишь улыбается: «Вам какую историю рассказать — правдивую или другую?». Другая — для тех, кто не верит в рассказ о том, как не один год она ждала вакансию научного сотрудника в районном музее, прошла жесткое собеседование и наконец перебралась из минской квартиры в служебное жилье на окраине Ветки.

На «Красной площади» — так в Ветке называют центральную улицу — все атрибуты современного белорусского райцентра: универмаг, напротив исполкома — Ленин, за ним — небольшой парк из крепких тополей. В парке пусто. Гуляют здесь только по праздникам. В будние же дни местные порой деловито пробегают или проезжают на велосипедах. А потом — снова никого.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Привычную глазу провинциальную гармонию на «Красной площади» нарушают массивные резные ворота и купеческий особняк 19-го века — в нем разместился Ветковский музей старообрядчества и белорусских традиций. Вот ради чего бросила столицу Ирина, и, кстати, не она одна. Еще здесь есть Галина, Светлана, Саша, Петр и другие — все они в разное время приехали в Ветку из других больших городов. Не по распределению. По любви.

Пока наши герои разбежались по экспозиционным залам — а этим утром в провинциальном музее целых три экскурсионные группы, — расскажем, с чего все начиналось.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Этим материалом TUT.BY продолжает проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках с интересными (и порой даже смешными!) названиями, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

В конце пятидесятых годов 20-го века местный художник и энтузиаст-краевед Федор Шкляров увлекся коллекционированием предметов быта, археологии, старопечатных книг и икон. Тут ему было раздолье: у Ветки, которую в 1685 году основали старообрядцы, богатое историко-культурное наследие. В городе сформировались уникальные стили иконописи, оформления рукописной книги, появилась самобытная школа ветковской резьбы. Про увлечение Шклярова и его преданность делу до сих пор ходят легенды: к примеру, как он за месяц мог заработать бешеные деньги — тысячу рублей! — и тут же «потерять», поменяв на какой-нибудь очередной завалявшийся на чердаке дома местной старушки артефакт.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Вскоре экспонатов у Шклярова стало столько, что место в доме закончилось — и он добился от местных властей разрешения на открытие музея в Ветке, взял в штат еще двух таких же «апантаных» сотрудниц — Светлану Леонтьеву и Галину Нечаеву (обе работают в музее до сих пор, а Нечаева после смерти Шклярова более 30 лет еще и возглавляла учреждение) — и дело пошло.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Портрет основателя Ветковского музея Федора Шклярова. Художник Алесь Циркунов.

«Нам не нужны ни Япония, ни инки, все тайны — на нашей земле»

С тех пор пройдет еще не один год, прежде чем музей будет выглядеть так, как сегодня. Тогда же, 40 лет назад, вспоминает Галина Нечаева, в купеческом доме, который им выделили, не было даже окон, а на перекрытиях рос бурьян. Утром энтузиасты приезжали из Гомеля в Ветку на летом душном, а зимой промерзшем «Икарусе», занимались весь день музейной работой, а вечерами приводили в порядок здание. Даже уникальные резные двери мастерили собственными руками.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Галина Нечаева

Сегодня в фонде Ветковского музея старообрядчества и народного творчества более 13 тысяч экспонатов. Все предметы добыты в экспедициях, и не просто добыты — за каждым из них своя история. За годы существования музея его сотрудники побывали в сотнях деревень, воссоздали сотни же старинных обрядов и реанимировали древние народные промыслы — к примеру, известное далеко за пределами нашей страны уникальное ткачество. В музее — 3600 предметов текстиля: рушники, народные костюмы, декоративные ткани. Необыкновенное разнообразие узоров!

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Галина Нечаева признается, что даже она не сразу поняла истинную ценность таких находок.

— Я сперва в рушниках видела, как и вы сейчас, белые тряпочки с красивыми красными узорами. Но, когда мы узнали, что на этих тканях узоры возрастом 4,5 тысячи лет, были потрясены. Мы поняли, что нам не нужны ни Япония, ни инки, все тайны — они здесь, на нашей земле.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Иногда над разгадкой очередной такой тайны музейщики бьются годами. К примеру, узор одного из рушников для обряда вызывания дождя расшифровывали более 15 лет. Обошли сотни деревень, опросили тысячи жителей. И ведь разгадали древний код!

А вот латунный оклад иконы «Никита воин в житии» 18-го века. Его Галина Нечаева отыскала более 30 лет назад на сеновале жительницы одной из деревень района. Собирала по фрагментам, потом долго склеивала и реставрировала. И вот на днях, говорит, произошло настоящее чудо — удалось найти икону из-под этого самого оклада.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Мы ее привезли в час ночи — и еле утра дождались, чтобы приложить к окладу. Уверены были, что это она, но все равно волновались. Представляете, этот оклад нашли, когда еще я не родился, а теперь я вез в музей эту икону! — директор музея Петр Цалко до сих пор под впечатлением.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Директор Ветковского музея Петр Цалко с новой долгожданной находкой

Для обывателя, это, конечно, кусок старой доски и немного краски. Для работников музея — бесценное наследие.

Сейчас икону ждет длительная реставрация — и потом она появится в экспозиции. Кстати, в штате Ветковского музея имеются свои реставраторы, что для районного учреждения большая редкость. Здесь же их целых пять — уж больно много ценного материала, с которым необходимо работать.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

После Ветки — только Эрмитаж

А вот самый младший сотрудник музея — Александр. Ему 22. Впервые сюда попал в 12 лет — из Гомеля привезла мама. И затянуло: Саша стал ходить с музейщиками в экспедиции, потом была учеба на «музейном деле», предложения о трудоустройстве от лучших столичных музеев. Но Саша вернулся в Ветку.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Во время его экскурсий ни один школьник даже не вспоминает о смартфоне, а Саша закрывает глаза на то, что четверть зарплаты отдает за ежедневные поездки на работу и обратно в маршрутке Гомель — Ветка.

Впрочем, жаловаться на зарплату в этой компании — моветон. Сотрудники шутят: мол, занимаются любимым делом, а им еще за это, пусть и не большие, но деньги платят. Ну где такое найдешь еще в наше время?

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

…Тут самое время вспомнить про минчанку Ирину. Она-то как оказалась здесь? Говорит, если бы не попала в Ветку, скорее всего, ушла бы из профессии на более оплачиваемую работу.

— Считаю, что это лучший музей в Беларуси. Здесь есть все возможности для того, чтобы развиваться. Поверьте, это редкость, я работала в разных музеях. Здесь я не просто веду экскурсии — занимаюсь научной деятельностью, езжу в экспедиции, в прошлом году закончила три образовательные программы. В наше время это роскошь — работать на любимой работе.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Но жизнь — это ведь не только работа. Тут же скучно, — грустно всматриваемся в окно — в серую и безлюдную «Красную площадь».

— Конечно, когда ты воспитан на Купаловском театре, здесь сложновато, — соглашается Ирина. — Но здесь красивые места — например, река Сож. Здесь спокойно. Здесь не гонишься за тем, чтобы везде успеть, а успеваешь прожить жизнь и насладиться каждым ее моментом.

Пока она и все ее коллеги свои творческие и научные интересы связывают исключительно с Веткой. После этого музея, говорят, дорога разве что в Эрмитаж — но им пока и здесь хорошо.

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

Источник

© «Алтай Экстрим» 2008-2019

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

© «Алтай Экстрим» 2008-2019

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Карта сайта | Контактные данные