«У людей больше денег не становится». Как живет белорусский Лас-Вегас и кто ходит играть в казино

16.10.2019 08:28

«У людей больше денег не становится». Как живет белорусский Лас-Вегас и кто ходит играть в казино

Игорный бизнес — как лакмусовая бумажка для общего состояния экономики. Если открываются казино и клубы игровых автоматов — у людей есть лишние деньги, которые они могут потратить на такой вид досуга. Если подобных заведений становится меньше — значит, что-то идет не так. Еще лет 5 назад в игровой индустрии Беларуси было все неплохо: на улицах появлялись новые светящиеся вывески с названиями заведений, в наши казино ехали игроки из-за границы, в основном из России. Но постепенно интерес к ним стал угасать, а некоторые пустеющие заведения, не выдержав налоговой нагрузки, были вынуждены закрыться.

FINANCE.TUT.BY узнал, как сейчас обстоит ситуация на игорном рынке, как отразились на нем изменения в налоговом законодательстве и кто играет в наших казино и клубах с автоматами.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

«Налоги и аренду платить нужно независимо от того, сколько к тебе ходит людей»

За последние 5 лет количество игорных заведений в стране существенно сократилось: рынок уменьшился примерно на 25%, отмечает председатель Ассоциации защиты интересов организаторов азартных игр Беларуси Алеся Пахоменко. На начало 2015 года у нас было 32 казино, сейчас их 27. Залов игровых автоматов было 246 против теперешних 189, а касс букмекерских контор в январе 2015 года числилось 262 штуки, осталось всего 129. При этом емкость и оборот игорного рынка в Беларуси эксперты оценить не берутся.

Жители некоторых райцентров заметили, что в их городах стали открываться игровые клубы. К примеру, в Солигорске работало 4 зала, а не так давно на месте когда-то закрывшегося открылось новое заведение. Обсуждалось, что в одном из торговых центров скоро может заработать еще одно, но в местной прессе написали, что там все-таки будет магазин одежды.

В МНС рассказывают, что большинство игорных заведений находится в Минске: 16 казино и 62 зала игровых автоматов. Это 29% от их общего количества по всей стране.

— Какого-либо смещения и перераспределения рынка игорной индустрии не наблюдается. Это объясняется более высокой плотностью населения и потоком туристов в столице, а также наличием соответствующей инфраструктуры для их приема, — рассказывают в МНС.

Руководитель Ассоциации развития игорного бизнеса Алексей Марченко говорит, что райцентры неперспективны для игрового бизнеса, поэтому этот рынок не будет расти.

— Залы игровых автоматов, не говоря уже о казино, забираются туда, где у людей иногда бывают деньги. «Беларуськалий» работает, зарплаты платит неплохие. Владельцы сетей клубов прощупывают почву, открывают зальчик, — объясняет ситуацию Алексей Марченко. — Но, скорее всего, это делают пришлые люди, которые не вполне хорошо понимают специфику конъюнктуры белорусского рынка. У людей же больше денег не становится. И людей больше — тоже. Они тратят какую-то определенную сумму на развлечения подобного рода. Чем больше становится игорных заведений, тем больше эта сумма между ними распределяется. Поэтому неизбежно после того, как кто-то открывается, начинает работать лучше других, предоставлять более качественный сервис, те, кто на его фоне похуже, закрываются, не выдерживая конкуренции. Налоги и аренду платить нужно независимо от того, сколько к тебе ходит людей.

Один из клубов игровых автоматов, который работает в Солигорске, принадлежит сети Victory. Из райцентров они работают еще в Полоцке и Жлобине.

— Было еще заведение в Новополоцке, мы его закрыли. Сейчас там работает 2 клуба и одно казино. В соседнем Полоцке также три заведения. Но даже если их станет больше, в условиях свободного рынка конкуренция на каком-то этапе все отрегулирует. Обычно с входом на рынок нового оператора повышается качество услуги, оборудования, там новый интерьер и существующие залы, которые уступают по уровню, закрываются, — поясняет учредитель клубов Victory.

Если же исходить из сумм налоговых поступлений от сферы игорного бизнеса, то с 2014 года поступление налогов увеличилось на 15%. При этом фиксированная ставка на игровой стол выросла на 30%, на 47% — на игровой автомат и на 202% — на кассы букмекерской конторы.

Почему россияне стали реже к нам приезжать?

Если говорить о казино, то их количество последние несколько лет существенно не меняется, говорит Алексей Марченко. «К примеру „Белая вежа“ закрылась, зато в крупных гостиницах высокого класса открываются», — отмечает эксперт. В целом по стране общее количество казино с октября прошлого года выросло на 2, уточняют в МНС.

Алексей Марченко отмечает, что сейчас такого интереса к белорусским игорным заведениям, как раньше, у игроков из России нет: их было около 80% от общего количества посетителей в наших казино. Но люди из соседней страны ездить к нам совсем не перестали.

— Многим проще добраться до нас, потому что места, где можно играть в России, размещаются далеко — Алтайский край, Сочи, — говорит руководитель ассоциации. — Некоторые россияне приезжают поиграть в клубы игровых автоматов в приграничье даже на такси.

В Ассоциации защиты интересов организаторов азартных игр связывают снижение числа игроков с тем, что наши казино в последние годы стали сильно уступать конкурентам за пределами страны. В первую очередь по разнообразию и количеству игрового оборудования.

Фото: Pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

В Беларуси применяется фиксированная ставка налогообложения на единицу игрового оборудования — стол, автомат. По мнению Алеси Пахоменко, она сильно завышена.

— Это приводит к вынужденному сокращению объектов налогообложения. Острее всего эта проблема видится в казино, где из-за завышенной ставки фиксированного налога организаторы не могут себе позволить обеспечить достаточное количество игровых столов, соответствующее мировому уровню, — не позволяет доходность. Из-за этого мы сильно уступаем зарубежным конкурентам. В одном из казино Сочи игровых столов установлено больше, чем на всей территории Беларуси, — приводит пример председатель ассоциации.

Чтобы привлечь иностранных игроков в страну, для них еще несколько лет назад разработали целые казино-туры. По словам белорусских операторов, которые давно занимаются их организацией, они с самого начала у нас пользовались не самой большой популярностью. Хотя в других странах востребованы.

— По ощущениям, количество желающих покупать такие туры сокращается. Лет 5 назад был всплеск интереса к нашим казино со стороны игроков из России, Турции. Приезжать к нам было дешевле. Теперь по стоимости мы примерно сравнялись с другими, интерес к нам поугас, — рассказали нам в компании «Топ-тур», которая начала организовывать казино-туры в Беларусь. — Сейчас туры чаще всего берут все те же россияне и игроки из Казахстана. Встретить в казино можно игроков и из других стран, но это, скорее, туристы или люди в бизнес-поездке, которые зашли поиграть.

В компании отток игроков казино из России связывают с тем, что теперь им и у себя есть где играть.

— Раньше в России казино были запрещены. Теперь появились места, где разрешили играть, к примеру в Сочи. Там более теплый климат, чем у нас, удобно добираться, казино высокого уровня, поэтому многие стали летать играть туда, — говорят в компании «Топ-тур».

Фото: Pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

Рубен Якубов, директор российской компании «Клуб любителей шальных денег», которая занимается организацией казино-туров в 39 стран мира, не согласился с доводами отечественного туроператора, почему к нам реже стали ездить иностранные игроки.

— Я считаю, что для игроков, которые выезжают в казино-туры по приглашениям казино, неважно, насколько дорожает все в государстве, потому что у них все оплачено изначально, — поясняет свою точку зрения Рубен Якубов. — Для тех, кто приезжает просто по делам или отдохнуть, уверен, что цены в Беларуси гораздо гуманнее, чем в других странах мира.

Поэтому, считает директор российской фирмы, причина вовсе не в стоимости товаров и услуг в нашей стране.

— Думаю, просто много предложений от других стран, где есть моря, океаны вместе с казино-отелями. И там распространен русский покер, в который играет 90% игроков в казино из стран СНГ. Кроме того, там проводится много розыгрышей денег и крутых автомобилей. К примеру, в Казахстане — каждую неделю, — говорит Рубен Якубов. — Даже через нашу компанию много игроков из Беларуси берут туры на пляжные курорты, совмещая их с игрой в казино.

Кстати, когда-то у наших властей была идея перенести все казино за черту города и собрать в одном месте недалеко от минского аэропорта. Однако до строительства белорусского Лас-Вегаса дело так и не дошло.

— Потому что у нас очень адекватно подходят к вопросу сбора налогов. Сразу стало понятно, что если бы так сделали, рынок схлопнулся бы в 50 раз. Соответственно, стало бы меньше рабочих мест, туристов, а главное — налоговых поступлений в бюджет. Пострадали бы не только сотрудники заведений, но и рекламные агентства, которые рекламируют казино и игровые клубы, и агентства недвижимости, которые занимаются поиском жилья для гостей, и многие другие. Этот бизнес тянет за собой целую индустрию, — поясняет Алексей Марченко.

«Новые налоги повлияли на доходность». Почему у нас стало меньше игровых автоматов?

Количество залов игровых автоматов за последние годы сократилось не сильно. Зато в них стало меньше самих автоматов — соответственно, и гостей немного убавилось.

— Основное сокращение количества клубов было в 2014—2015 годах. Потом их число колебалось, но уже не так значительно. В 2014 году на рынке было почти 400 залов и около 11 тысяч автоматов, — приводит цифры учредитель сети клубов Заур Бунтури. — Сейчас их в 2 раза меньше.

По его словам, количество залов стало уменьшаться по нескольким причинам.

— Во-первых, это введение государственного реестра игрового оборудования, его обязательное техническое освидетельствование. Приведение автоматов в соответствие с реестром потребовало от организаторов больших вложений. Во-вторых, введение специальной компьютерной кассовой системы, или СККС. В это тоже пришлось вложиться: оплатить залоговую стоимость мониторинговому центру по игорному бизнесу за оборудование СККС, приобрести сканеры документов.

Усложнил жизнь игорному бизнесу также подоходный налог для игроков в 4% с каждого выигрыша, который ввели с 2016 года. Касается он и казино, и залов игровых автоматов, и букмекерских контор.

— Этот налог повлиял на доходность рынка, можно сказать, обвалил его: выручка уменьшилась на 15−20%, потому что он уплачивается не с чистой разницы результата игры клиента, а с того, что он снимает и получает в кассе. При этом он может быть по своему личному результату и в минусе, но налог все равно приходится платить. Мелкие фирмы не потянули такие расходы и ушли с рынка, за счет этого крупные операторы смогли восстановить свои позиции. Стоить отметить, что за счет этого налога поступления в государственный бюджет увеличились в 2 раза, что положительно сказалось на отношении МНС к игорному бизнесу, ведь он стал приносить доход в казну даже больше, чем другие сферы.

Кстати, зная, сумму налогов от выигрышей, можно прикинуть, какую примерно сумму в год выигрывают посетители игорных заведений. За 6 месяцев 2019 она составила около 482,5 миллиона рублей. А за последние 3,5 года — 3 миллиарда 10 миллионов рублей. Судя по тому, что она увеличивается, а, по словам владельцев такого бизнеса, количество клиентов сократилось, можно сделать вывод, что средняя ставка игрока за последние годы выросла.

Негативно сказалось на игровом бизнесе и то, что игрокам дали возможность самоограничения.

Самоограничение — это самостоятельный отказ человека по заявлению от доступа в казино или игорный зал. Оно может действовать от полугода до 3 лет.

— Это отчасти сняло социальную напряженность, потому что после ввода такой возможности 40−60 тысяч человек по всей стране за 2−3 месяца написали заявления. Однако резкая потеря большого количества игроков сказалась на работе игорных заведений. Многие тогда закрылись.

Теперь играть можно не с 18, а с 21 года. Это нововведение могло бы повлиять на работу игорных заведений, однако управляющий сетью игровых клубов говорит, что оно практически не отразилось на них.

— Во-первых, посетители до 21 года составляли очень малую долю игроков. Во-вторых, эти люди не обладают высокой платежеспособностью, так как это в основном студенты, — поясняет Заур Бунтури.

По наблюдениям владельцев одной из сетей клубов игровых автоматов, чаще всего заведения посещают мужчины в возрасте от 28 до 45 лет. Женщины тоже заходят, они составляют примерно 15−20% от общего числа игроков. В залах игровых автоматах в основном играют белорусы. Но и иностранцы заходят, особенно в Минске, где больше туристов, и в городах, которые расположены близко к границе: Витебске, Полоцке, Могилеве, Гомеле, Гродно, Бресте. Большая часть заграничных гостей — россияне.

Фото: Pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

«Расходы на содержание превышают доходы». Что происходит с букмекерскими конторами?

Сокращение числа букмекерских контор за последние годы Алеся Пахоменко объясняет тем, что «расходы, необходимые на их содержание, превышают доходы, которые они приносят». Их число продолжает стремительно падать, добавляет эксперт.

По словам председателя ассоциации, многие конторы могут принимать ставки через интернет. И это тоже в значительной степени влияет на количество посетителей «живых» букмекерских контор.

— После увеличения в 2017 году более чем в 2 раза налога на игорный бизнес и введения платежей за доступ к системе, которая обеспечивает контроль за оборотом денег, многие букмекерские конторы были вынуждены закрыться из-за финансовой нецелесообразности дальнейшей работы. Сейчас содержать их хотят как дополнительную услугу в казино или залах игровых автоматов. Но это возможно тогда, когда экономическая нагрузка позволяет работать хотя бы в ноль, что уже проблематично.

Говоря о ставках, которые можно сделать через интернет, стоит вспомнить, что с 1 апреля 2019 года в Беларуси легализовали онлайн-казино. Однако, по данным МНС, у нас до сих пор виртуальных игорных заведений нет.

— Некоторые зарубежные онлайн-операторы заинтересованы и уже занимаются открытием у нас виртуальных игорных заведений. Но процедуры долгие, дорогостоящие, поэтому, по нашим прогнозам, наибольший пик их запуска придется на конец 2020 года, первые могут появятся уже в конце 2019 или начале 2020 года, — отметили в Ассоциации защиты интересов организаторов азартных игр.

Учредитель клубов Victory говорит, что открытие онлайн-казино никак не скажется на посещаемости и прибыли традиционных игровых заведений.

— Психология игроков в таких заведениях разная, разные потребности и мотивы потребления услуги, — говорит Заур Бунтури. — Конечно, в век технологий онлайн-гэмблинг (игра, в которой выигрыш полностью или в значительной степени зависит не от навыка играющих, а от случая. — Прим. авт.) растет стремительно. Даже в телеграме уже есть специальные чат-боты казино. Но все это никак не скажется на живой игре и залах игровых автоматов.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александр Корсаков, TUT.BY

«За пару ошибок можно лишиться лицензии». Чего не хватает игорному бизнесу

Владельцы игровых заведений говорят, что МНС очень вовремя взялось за контроль и наведение порядка в этой сфере. Однако они считают, что некоторые моменты требуют доработок. К примеру, предлагают установить требование к уставному капиталу в размере не менее миллиона долларов в эквиваленте.

— Во-первых, это упростит процедуру контроля за организаторами со стороны МНС. Во-вторых, крупный организатор будет стремиться держать качество услуги и уровень залов, обеспечивать комфорт и безопасность игроков. В-третьих, открыв сеть залов или крупное казино и вложив в этот бизнес большую сумму денег, организаторы этого бизнеса будут склонны к соблюдению законодательства гораздо выше, так как есть что терять, чем когда у тебя один небольшой зал. Это общемировой факт, — говорит Заур Бунтури.

Также владельцы игорных заведений считают, что некоторые моменты относительно допуска самоограниченных игроков стоит пересмотреть.

— От нас законодательство требует 100% безошибочного недопуска в зал ограниченных игроков. Но процедура проверки паспорта и сличение фото в нем с фактической личностью достаточно сложная вещь и зависит от человеческого фактора, — поясняют в сети игровых клубов. — Конечно, мы обучаем наш персонал, у нас стоят сканеры, но даже такие профессионалы, как пограничники, могут допустить ошибку. У нас же такого права нет.

Владельцы игровых заведений говорят, что спорных ситуаций с документами может быть много. К примеру, в паспорте фото десятилетней давности, по которому уже трудно определить, принадлежит оно игроку или кому-то другому.

— Это и национальная специфика — кавказская, азиатская, цыганская внешность, где нашим сотрудникам иногда достаточно сложно установить достоверность предоставляемого документа, — рассказывают в сети игровых клубов. — Это и использование паспортов родственников, где люди друг на друга похожи. Такие ситуации стали нередкими. Вопрос требует некоторых послаблений, потому что за пару ошибок можно лишиться лицензии.

Алеся Пахоменко считает, что введенный налог на выигрыши 4% несправедлив ни по отношению к участникам азартных игр, ни по отношению к организаторам. И сейчас, по ее мнению, не мешало бы пересмотреть сбор.

— Неясно, по какой причине игроки вынуждены платить налог с денежных средств, с которых уже был исчислен и удержан подоходный налог при их получении, например 13% с заработной платы. Удержание 4%-ного подоходного налога с выигрыша негативно сказывается на игорном бизнесе, что подтверждает существенное сокращение количества игорных заведений, — заключила руководитель ассоциации. — Компромиссным решением может стать введение минимального порога выигрыша, с которого будет взиматься подоходный налог.

Источник

© «Алтай Экстрим» 2008-2019

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

© «Алтай Экстрим» 2008-2019

Условия использования информации | Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

Карта сайта | Контактные данные